Новогодняя Ёлка «Ночных Волков»: Стальная сказка о Мечте.

Необходимое предисловие.

У Стивена Кинга в цикле «Тёмная Башня» есть пугающий термин – «мир, который сдвинулся с места». Был мир как мир, параллельный нашему. Жил, себе, никому не мешая. Но некие могущественные негодяи, прельстившись властью, вывели бытие из равновесия, пошатнули устои всего сущего и мир стал медленно умирать. Города опустели, технологии утрачены. Всё постепенно разрушается, приходит в негодность. Люди деградируют, некому ни учить их, ни даже смягчить их падение в бездну порока, насилия и невежества. Песчаные дюны наступают на чахлые поселения. Чудом сохранившиеся остатки цивилизации считаются то проклятьем, то чудесными машинами Древних…

Ничего не напоминает? Да конечно нет! Всё же хорошо! У нас всё есть. У нас всё работает. Много «умных» вещей, которые думают за нас, поглощают наше внимание, занимают нашу жизнь. Когда ничего толком не создал – нечего и терять, не о чем сожалеть. Так легко уйти в мир, выдуманный кем-то другим! В самом деле, что мешает включить гаджет и забыться? Вон, дети так и делают. Помните известное высказывание, что «задача школы – вырастить грамотного потребителя»? Ну и как, вырастили? Выросли до грамотного потребительства? Кем лучше стать: космонавтом или банкиром? Что важнее: труд и достижения или «умение вертеться»? Делать мир или встраиваться, приспосабливаться? А дальше хоть трава не расти, не наши проблемы. Знакома позиция?

Не создавать – противоестественно. Вот у вас не возникает чувства, что зло – уже среди нас? Что оно прилагается к такому сдвигу, к сытому равнодушному съезжанию с места как нечто обречённо неизбежное? Не где-то далеко, а прямо здесь и сейчас?

Потреблять, наверное, хорошо. Но только лучше-то на душе не становится, так? Даже если купить ещё один айфон, развить в себе двоежопие и усесться сразу на два унитаза – что-то неприятное в голове гадко подсказывает, что счастливей от этого не станешь. Чего-то активно не хватает. Чего-то главного.

Я скажу вам, чего. Мечты.

Мечта – это не жрать. Её отсутствие гибельно для интеллекта. Её потеря – как утрата цветности зрения и именно поэтому мир зачастую кажется серым, полным бессмысленной беготни. Потому что жизнь без мечты не имеет цели. В таком мире совсем не хочется тратить силы и… Вдруг доверяешь строить его кому-то ещё. Кому-то чужому. Потому что «хоть трава не расти». И уже кто-то чужой за тебя решает, в каком мире тебе жить.

Мир потребления мечты не имеет. В нём духовная сила ничего не стоит, потому что не измеряется деньгами. Но поскольку мир потребления измеряется только деньгами – чего он стоит в мире духа? Мечту порождает духовное, достаточно развитое для этого.

Мир без мечты неизбежно сдвигается с места.

Но – мечту нужно еще заслужить. Развиться до неё.

 

А надо ли? От «было» к «есть».

Я был и удивлён, и не удивлён, что сын захотел пойти на Волчью Ёлку. С одной стороны парню уже тринадцать и он ходит на эти представления с пяти лет. Ну, вдруг надоело, может это уже «для детишек»… Осторожно так спрашивал. Он посмотрел на меня с таким изумлением, что я тут же заказал билеты.

С другой стороны, чему удивляться: всё ведь делается по высшему классу, по-настоящему и родителей приходит так же много, как и детей. Байк-центр, опять же, культовое место. Туда и некоторые взрослые, есть такое, заходят с неуверенностью и оглядкой, не раз видел. Ребенка можно понять. Это же – «Ах!» Столько всего большого, железного и классного! Это вроде как причастность к взрослому брутальному миру, мальчишке это не может не нравиться. Но в данном случае опасался другого: мы видели всех персонажей, все сюжеты, видели их развитие, прогресс, в целом представление казалось – да, была такая мысль – уже довольно предсказуемым.

«Ночные Волки» нас удивили. И осознавать это чертовски приятно.

Можно, конечно, делать капустники с бегом в траченных молью мешках вокруг новогодней ёлки, с фонограммой полувековых детских песенок и линялой шубой Деда Мороза напрокат. В компании с нейтральными феями и прочими розовыми пони. Даже с косплеем «Звёздных Войн» и Йоулупукки. Это дело вкуса. Выбор есть у нас всех. Я отведу сына в Байк-центр. Потому что зло должно быть страшным, огонь должен быть не нарисованным, железки должны быть железными. Да и вообще, сам факт, что всамделишные «Ночные Волки» своими руками делают это, сами участвуют, озвучивают, играют – это очень здорово. Это объединяет, придает мощи, вовлекает. Это учит делать то, что хочешь ты сам. Это круто, в конце концов.

Представление имеет некоторую долю реализма, в том числе упоминает события из настоящей жизни, из истории. Ну а как еще, ведь мы живем в этом мире. И борьба происходит – в этом мире. И Мечта Волчья – из этого мира. Всё на своих местах.

Столько лет прошло с того первого представления… Сейчас новогодние Ёлки в Байк-Центре – уже бренд: пришли успех, признание, постоянные зрители. Листая огромную галерею благодарственных писем, кучу положительных отзывов, понимаешь, насколько большой путь пройден и сколько всего сделано. Ощущаешь массив, трогаешь руками декорации – сколько же труда! Слова теряют смысл, всё ясно.

Сюжеты представлений, по мере прогресса тоже росли. От грубоватого и материалистичного в начале глубинный смысл вырос до тонких материй. Сначала бесы с чемоданами баксов, потом Русский Меч, в прошлом году Русский Дух и сейчас дело дошло до Русской Мечты.

Этим Волки и удивили. Ну, разве есть кому-то сейчас дело до Мечты?

Выходит, есть. И это хорошо.

 

Спектакль.

С погодой, наконец, повезло: лёгкий морозец, никакой слякоти. Хотя, признаться, ноги от часового стояния на одном месте задубели ничуть не меньше, чем при минус двадцати. Видимо виной тому выбор места на трибуне-лесах, всё же продуваемость сказывается. При первом взгляде на декорации было ясно, что задействовано будет почти всё уникальное ездящее, взмывающее и изрыгающее огонь железо, которое «Волки» создавали много лет. Но в этом сезоне сюрпризов было особенно много, новые декорации и механизмы достигли в прямом смысле чудовищных размеров. Столько надо было успеть показать! Поэтому само начало после недолгой заставки было с пол-оборота, очень живым, без долгих многозначительных прологов. Просто выбежали люди, загудели моторы и понеслось. Пляски, праздничная суета, ездящая техника разных лет, «огневики», пускающие из огнемётов здоровенные клубы пламени в разные стороны под не менее огненный сербский привет музыкой Бреговича. Такая бешеная динамика была и в прошлые годы, но как-то ближе к концу… А тут с такого только начали…

 

По привычке ждали-ждали злодеев, когда же появятся Биз и Нат. Без них никогда не обходилось, они уже символ. Но внезапно оказалось, что новые злыдни уже на сцене и – сугубо отечественного происхождения. Жук-Короед и Ведьма-Паучиха, как и подобает паразитам, затаиваются в вагоне с новогодними подарками и, улучив момент ошаления народа от праздника, хватают самую большую коробку и тащат в сторону, пока люди увлечены главным даром: тульский мастер Данила с сотоварищами привозят Русский Реактор. Именно так выглядит собирательный образ многовековой истории, несгибаемой воли и народной памяти. То, что движет дерзателями, покоряющими тайгу и космос. Воителями, строителями, родителями, детьми родной земли.

 

«Он может давать перебои

И дымом пожарищ дышать,

Но он не выходит из строя

И он не способен предать!

 

Он может работать на бедах,

На шлаках и боли, пока

Мы топливо новой победы

В него не зальём – на века!»

 

Про победы – не слоган, не пустой звук, не просто так. Дело в том, что объединяющую основу любого этноса закрепляют именно победы, позитивные свершения, результаты. Территории, самоопределения и даже языка – недостаточно. Нужны деяния, чтобы идти от вехи к вехе, так становление и происходит. Без побед, без достижений, без успехов теряется вызов, желание создавать, тогда любые затраты ведут к падению духа и деградации народа. Жизнь – движение, динамика. Или вверх, или – вниз. В этот новый год Русский Реактор запустится, чтобы подарить нам внутреннюю движущую силу – Русскую Мечту.

 

«Мечтой славянская судьба

Легла в основу нашей эры.

И Русь поверила в себя.

И нет сильнее этой веры!

 

Мечта нас выкормила с рук,

Мы с молоком ее впитали!

Мечта вселилась в гиперзвук

И сторожит земные дали!»

Главный герой, Волк, отправляется за Мечтой, без которой не настанет Новый год. Тут и самое время, как водится, вновь появиться злодеям. Ненасытный Короед и Ведьма тут как тут, с краденым подарком, конечно. Внутри оказывается миниатюра знаменитого сталинградского фонтана «Детский хоровод» и записка от Деда Мороза:

 

«А это великие дети!

С огромным желанием – жить!

И в страшном году сорок третьем

Сумели они победить!»

В фонтане – в центральной фигурке Крокодила, которого не случайно злодеи называют Змеем – запечатано зло. И Дети охраняют его. Злодеи в панике: ведь за дурные дела свои можно и поплатиться! А если русский народ еще обретет Мечту, то, того и гляди, соберет свои земли и выстоит, изгонит темные силы. Тогда злодеи лишатся наворованного. А Ведьма лишится, страшно подумать, вилл на Лазурном берегу! Значит зло необходимо освободить! Хозяин придет – порядок наведёт!

Именно в этот момент в небе является черепоподобная голова Статуи Свободы и толсто намекает:

«– Что, забегали?! Деньги ваши – у нас хранятся! Всю их Мечту мы засыплем мусором, завезём его в Россию и похороним Мечту. Такого дирижёра вам туда отправим… Вы и оглянуться не успеете, как пойдете стадом к пропасти под звуки похоронного марша!»

Ну конечно, злодеи на всё согласны… Деньги же… Счета, оффшоры, виллы! Дирижёра! Дирижёра! Он спасёт и защитит!

Далее – один из самых сильных моментов представления. Похоронный мусорный марш играют трубачи в угольных фраках, из медных труб вырываются яростные языки пламени. Дирижёр с макушки огромного металлического черепа вызывает конвой машин с «дарами Запада», в котором можно разглядеть: мутанта (олицетворяющего ГМО), «хаммер» с надписью «НАТО», несколько машин «МВФ» с демократическими «ценностями». Впрочем, сами «ценности» оказались мусорными прицепами с людскими фигурами, обезображенными и обезличенными мешковиной, напоминающими манекены – немые, припорошенные снегом. Они произвели особенно сильное впечатление именно небрежностью, некоей обреченностью, когда оставленный неубранным свежевыпавший снег создал очень натуралистичную картину штабеля то ли зомби, то ли мертвецов, а скорее то и другое одновременно. Мороз по коже. Демонстрация силы, адская мощь, совсем не скрываемая угроза. Комментарии излишни, это надо просто видеть.

«И воцарилась тишина,

И ровно с этого момента,

Как будто рухнула стена –

И.. Рабский взрыв аплодисментов!»

Резкая пауза и… тишина. Вещающей Ведьме никто не хлопал.

Вообще, характер зла весьма показателен, точнее его эволюция. Во-первых, как уже упоминал, довольно прямолинейные, отстраненные, «внешние» враги Биз и Нат в сюжете этого года отсутствуют, они не так важны. Актуальное ныне зло – «внутреннее», наше доморощенное. Во-вторых, у зла появились очеловеченные оттенки, это тоже прогресс образа. Если в первых сказках зло было именно сказочным, выглядело однозначно негативным и по отношению к добру имело довольно четко различимую гамму отторжения «черное-белое», то теперь злодеи предстали явно реальными людьми, более того – явно из «элит» общества, отсюда – заграничные счета, яхты и прочие заманчивые вещи. И в третьих – наших доморощенных злодеев больше не подкупают банальным чемоданом баксов. Их теперь шантажируют потерей «нажитого непосильным трудом». Дирижёр не подарки им принес, а инструкции и приказы. Печеньки кончились.

Но своими руками те ничего делать не хотят, как обычно. Короед и Ведьма пытаются нанять для грязной работы на Дирижёра – выезжающего из мрака на механическом троне Кощея. Нанять не за свои, конечно. Впрочем, главзлодей к новому «высокому начальству» и его прихлебателям не благоволит:

« – А что это вы, жуки навозные? По свалкам ползали?! На вид все вроде в шоколаде … Но если внюхаться, то нет!»

Далее махровый злой гений отечественного сказочного производства наотрез открещивается от новоявленных нанимателей. Те сулят много: топить котлы долларами, виртуальные грёзы вместо сказок и славу в этих сказках лично для Кощея. Ну, о чем ещё можно мечтать в мире «грамотного потребителя»? Такой адаптированный вариант Матрицы: подключиться и властвовать. Там, конечно, все ненастоящее, но… Зачем же расстраивать раньше времени костлявого старичка в черном? Однако масть явно попутали и уходят несолоно хлебавши:

« – Что? Доллар к нам суёт свой нос?

Хоть я – Кощей, но не продажный,

Хоть я – Кощей, но не пиндос,

И я плевать хотел на гаджет.

 

И я, вообще, давно плюю

На запад цвета голубого.

Я Русь по-своему люблю

И за неё порву любого!»

Короеду и Ведьме ничего не остаётся, как отправляться за ушедшим Волком самим. Единственное, что им нужно – изловить искателя. Путь труден, а Волк один. Пока тот не нашел дорогу к Калинову мосту, удивительно похожему на Крымский – он уязвим. Как и тысячу лет назад, помощь приходит – от кого её не ждёшь. Способ борьбы со злом подсказывает… Конечно, Баба-Яга! Такая же традиционно сварливая и одинаково неприветливая и к тем, и к другим, но теперь, к тому же, представляющая собой огромный металлический механизм, такая Меха-Яга. Ещё один новый элемент представления, производящий более чем яркое впечатление. Ну и, как водится, Яга сдает врага со всеми потрохами, поведав Волку про уже упомянутого Змея, выросшего в недрах мусорной свалки завезённых «ценностей»:

«И сам он со зла себя гложет,

Меняя то цвет, то оскал.

Вот – влез в европейскую кожу,

Вот – снова Америкой стал!

 

Он тайно ползёт сквозь границы.

Он жаждет невинных смертей…

Но знайте, что сам он боится

Простых сталинградских детей!»

Змей – еще один новый механоид, он сам по себе восхитителен: несколько огромных стальных голов с горящими глазами, зубастые пасти угрожающе перемалывают пространство. Одна голова с «долларовыми» глазами, другая – мушиная, с угрожающими крыльями, третью идентифицировать так и не смог, но тоже впечатляюще. Движущимися зубастыми пастями управляют изнутри живые люди, что придает впечатляющий зловещий эффект: то ли кто-то дергает за ниточки, то ли кого-то едят. Помогают Змею другие исчадия, представленные во всем механическом ассортименте, всех описать невозможно, до того их много. Распорядителем зла выступает Череп в американском цилиндре, выезжающий из раскрывающегося гроба. Ну, некоторые вампиры, знаете ли, так и делают.

Волк же вступает в битву со Змеем, тот насылает на героя то бурю, то огонь. Ветер более чем сильный – огромный вентилятор доносит облака снежной пыли и конфетти до самого верха трёхъярусных трибун, поднимая неистовое движение в морозном воздухе. Огня тоже море, он был повсюду. Огнеметчики вообще появлялись из ниоткуда и исчезали в никуда все представление: то становилось светло как днём, то все погружалось во мрак. Только что зрителей охватывала снежная пыль с холодным ветром, но минуту спустя сцену бросало в пламенный жар, чувствовавшийся волнами даже на верхнем ярусе.

После нелегкой битвы в одиночку Змей повержен и Череп-американец поднимает ставку. С одной стороны – сражение с Драконом, охраняющим Русскую Мечту. Дракон ждал столетия, чтобы принять Русь вотчиной и пожирать её детей. Одолеть Дракона Волку в одиночку не под силу. С другой стороны – другая мечта, взамен. Не на небесах, а на земле. В ней все деньги на свете, вместо колоколов – бойницы и держит она под обстрелом весь мир. Правда, как обычно, не уточняется, в качестве кого герою предстоит служить этой мечте, как обычно где-то здесь подвох. И недавно проехавшая колонна с человечьим «мусором» как-то вспоминается сама с собой. И виртуальные посулы – в обмен на будущее – напоминают: прожившие жизнь в бесцельном виртуале становятся этими отходами, свалкой, в недрах которой и рождается пожравший их Дракон. Зло никогда не играет и не воюет честно, но дело даже не в этом. Оно – чужое. Его просто невозможно принять, тем более о чем-то с ним договариваться.

«Не надо нам такой мечты,

Она для русских не годится,

Она душевной широты,

Как черти ладана, боится!

 

На баксы ставит темнота

И свет толкает на измену.

Мечта до той поры мечта,

Пока никто не дал ей цену!»

Битва с кровавым Драконом, подсвеченным прожекторами, возвышающимся над действом на два десятка метров – апофеоз этого механического огненного спектакля. Всё железо приходит в движение, огонь не смолкает, на сцену выезжает огромная стальная Змея, вновь оживает низвергнутый Змей, воскресают и другие поверженные чудища. Волка окружают со всех сторон. Но ему на помощь приходят все силы добра: былинные богатыри, герои войн, моторизованные братья-Волки.

«А зло мировое вползает

На солнечный Калинов мост.

И зло пусть шипит, но узнает,

Что меч наш поднимется в рост.

В нём собрана сила народа,

Героев его и добра.

Его отковала свобода

Из русского клича «ура!»

Финальный героический момент битвы. Георгий-Победоносец на гигантском мотоцикле разрывает строй врагов, разит копьем и Змея, и Дракона, многочисленные металлические чудища взрываются. Мотоциклы в фонтанах искр взлетают с трамплина, неизменно поражая детей и взрослых трюками. Приезжают Дед Мороз со Снегурочкой. Над низвергнутыми злыднями поднимается подсвеченный большой «Детский хоровод» и снова запечатывает зло в змеиной чешуе.

«Вот этих детей-великанов

Боится змеюга-подлец.

Страшится он детских фонтанов,

Что радугой бьют до небес.

 

И тотчас же детство планеты

Замкнёт хоровод на земле,

Исчезнет змеюга со света

И кончится в мусорной мгле!»

Дети. Именно дети – наше спасение. Именно поэтому здесь «Детский хоровод». Именно поэтому здесь наши живые дети-зрители, у которых вся жизнь впереди. Не виртуальная, а настоящая, которую нужно прожить, не разменяв на иллюзии! Прожить – ощутив связь с прошлым, построив настоящее и увидев грядущее! Прожить – не потребляя, а созидая! А затем передать уже своим детям в наследие Россию, связь поколений, силу и жизнь.

Зачем и почему.

Когда представление закончилось и толпа зрителей окружила артистов и Хирурга, чтобы добрый час ещё не выпускать из фокусов камер, не мог не заметить, что люди заняли практически всё пространство Байк-Центра, свободное от конструкций и механизмов. А ведь я знаю, какой он большой, я видел Байк-Центр в те времена, когда он был практически пустым. Перед началом, конечно, все это обилие железа и так бросалось в глаза, но декорации есть декорации, они выглядели внушительно, но как-то отстранённо. Мертво, холодно. Ну да, потрудились на славу, но истинного впечатления всё это в покое не производило. Антураж, оболочка. Теперь же я смотрел совсем другими глазами: механические монстры не были мертвы, они просто спали. Придет человек, запустит в их нервы энергию, пасти обожжет пламя и… Настоящая алхимия. Полное впечатление передать трудно, для этого необходимо приходить в это место много-много раз, много-много лет, видеть этих замечательных людей по уши в копоти, масле, волокущих какие-то немыслимые загогулины, всё время что-то режущих, приваривающих, поругивающихся. Собрав все эти фрагменты памяти в то, что видишь теперь, понимаешь так ясно и явно: тут всегда был и есть Замысел. Есть та искра, что называется Деланием.

Зачем «Ночным Волкам» это надо? У них и так всё хорошо. Если мерить потребительски, наверное это непонятно. Думаю, тут однозначный ответ дать нельзя. Возьмите детей, пришедших на представление, попробуйте сложить из них что-то общее, среднестатистическое. У вас не получится. Каждый ребёнок – личность и каждому его родители что-то пытаются вложить в душу. Окружающие взрослые – наставники, учителя, свои личные авторитеты – тоже выковывают нового человека. Не специально, просто мир так устроен. Вот и «Ночные Волки», повидавшие жизнь по-своему, тоже хотят передать сокровенное, каждый свою маленькую часть. Декорации, сценарии, роли, механизмы – все это создается многими руками отдельных людей, в душах которых есть что-то не позволяющее быть в этой жизни просто зрителями. Они давно не кочевники, они тоже – отцы, у них тоже – дом, куда приходят гости и где с гостями делятся. Просто же!

Почему они этим всем занимаются? А вот это очень понятно: им не всё равно. И снова это не укладывается в рамки чистого потребительства. Это то самое неравнодушие, не позволяющее сдвигать мир с места, та сжатая рука, не позволяющая жизни, времени утечь сквозь пальцы. Когда-то безвекторное юношеское бунтарство через жизнь и опыт пришло к обретению силы, корней, дома, наследия. Это не единственный путь, но это здравый и достойный путь. Обретённые силу и опыт невозможно удержать в сундуках или в виртуальной матрице. Можно делать поколения программ, псевдо-реальностей, но поколений мыслящих людей, созидателей – виртуально не создать. Отсюда и порыв передать свою искру творчества, свое видение – живьём.

И вновь, вновь возвращаешься к началу. 2009-й и 2010-й годы, когда детские представления переросли спонтанный уровень и стали профессиональными регулярными мероприятиями, были непростыми. Одним не нравилось, что байкеры возятся с детишками, что «не в духе традиций». Других концепт праздника коробил тем, что напрямую затрагивал настоящее, вполне себе реальные события взрослого мира. «Зачем лезть с политикой к детям?» Для третьих – особенно для т. н. «прогрессивных журналистов», продвинутых креаклов и прочих не в меру рукопожатных – будто ладаном на черта оказалась откровенно патриотичная направленность сюжетов. Прям так тяжко, что сразу разглядели и пугающий огонь, и угрожающий тон, и полный железный трэш. А сколько было злорадства, когда Ёлки не прошли на правительственный грант! «Все, ёлок не будет!» Читать это сейчас ужасно смешно. И? Были и есть! Вот они, Ёлки, здесь и сейчас! А за некоторые пассажи «про-двинутой прессы» было даже стыдно. Как раз в области патриотизма, когда с виду развитый человек сводит патриотизм к стереотипам: балалайка, валенки, мотоцикл «Урал». Хотя… Для школоты сойдёт.

Точно так же есть и новогодние стереотипы: оливье, «голубой огонёк», танцы для детей под ёлочкой в костюмчиках зайчиков. И это вполне имеет право на существование. Для зайчиков очень даже сойдёт. А для молодых волчат – нечто иное. Вот и всё.

Рождение было в муках и путь был тяжёл. Я знаю Хирурга давно и видел, как ему было нелегко. Казалось, критиканский вой поколеблет любую волю. Поражался, откуда он берет эти силы, это упорство доказывать, что всё получится. Но он оказался не один. Давление недоброжелателей, неизбежные ошибки, мучительные сомнения, но – никаких колебаний. И – всё получилось. И теперь с «Ночными Волками» не только их друзья, с ними благодарные зрители и восхищённые детские глаза. За это самого себя отдашь и не покажется, что много.

Все просто. Был и есть Путь. Мечта с самого начала была с ними. И реальность. И Сказка, где добро побеждает зло. И Мир в сердце, где всё на своих местах.

Дмитрий Гурыч, 2019